О парке высоких технологий. Направление движения.

За шесть месяцев этого года белорусский Парк высоких технологий создал компьютерных программ более чем на 1,2 триллиона белорусских рублей. Это на 50 процентов больше, чем ПВТ заработал за такой же период прошлого года. А за 6 лет благодаря созданию ПВТ экспорт белорусских компьютерных программ вырос более чем на 2000 процентов и составил около 800 миллионов долларов США.

О заказном программировании

Нам нередко говорят, что мол мы работаем в основном на заказ. Сегодня в мировой экономике четко определились две тенденции. Первая – это разработка некого продукта (его иногда называют «коробочным»), далее его конвейерное производство и продвижение на рынок. Пример, телевизоры «Горизонт». Предприятие выпускает определенное количество образцов и предлагает их потребителю.

Вторая модель – разработка продукции «на заказ». В этом случае от производителя ожидают создание продукта с определенными параметрами, нужными заказчику. Показательный пример - компания "Делл". У нее нет готовой продукции. Покупатель заходит на сайт компании, и как бы заказывает компьютер с определенными характеристиками. Заказ направляется на производство и там происходит сборка компьютера с параметрами, которые определил заказчик.

Вторая бизнес-модель отличается от «продуктовой» тем, что производитель получает предоплату и гарантированного покупателя, будь то физическое лицо или крупная корпорация. Исполнителю заказа нет необходимости тратить собственные средства на разработку и ее продвижение; это уже проблема заказчика. Предприятие, выполняющее заказ, не несет никаких рисков – его работа будет оплачена в независимости от того, будет ли данный продукт успешен на рынке или его ждет фиаско.

Сегодня ни один производитель в мире, если это выгодно, не откажется от работы на заказ. Даже если вы делаете программное обеспечение не «в коробке», а производите лишь его часть – то в этом нет ничего зазорного. Сегодня никого не смущает тот факт, что "Дженерал Электрик" или «Ролс Ройс» делает по заказу корпорации "Боинга" турбины. А компания Intel совсем не стыдится того факта, что она не производит «коробочный продукт» - компьютер, а лишь только процессор для него.

О венчурном финансировании.

Любая разработка в области информационных технологий претендует на то, чтобы видеть своим рынком весь мир. При создании собственного продукта необходим бюджет не только на его разработку (плата программистам, аренда офиса, приобретение компьютеров и прочие расходы), но и, прежде всего, для продвижения продукта на зарубежные рынки. На маркетинг, рекламу зачастую уходит до 70 процентов от бюджета. Эти деньги, естественно, направляются туда, где самые емкие рынки – Америка, Китай, Россия,… . При этом абсолютно отсутствует гарантия успеха.

Например, мы все знаем компанию Google. Но, кроме Google, по данным офиса США по патентам и торговым маркам, тысячи компаний занимались разработкой поисковых систем. А доходной стала только одна. Все остальные поисковые системы – Bing, Yahoo, Lycos, Altavista, Hotbot, Blekko поддерживаются за счет дотаций из других источников.

В отличие от традиционного производства информационные технологии на сегодняшний день являются рискованными проектами. Традиционный производственный процесс легко просчитывается – имеется сырье или полуфабрикат, ставится оборудование, нанимается персонал. При этом достаточно просто проследить процесс, объединить производственную цепочку и получить необходимую продукцию.

Когда же создается новая поисковая система или программа, скажем, для туристических фирм – невозможно определить в принципе, как поведет себя рынок – сможет ли твоя поисковая система справляться с запросами лучше других, понравятся ли новые подходы по организации туристического бизнеса или будет ли кто покупать новую антивирусную систему.

Разработка своего «продукта» - дело весьма рискованное. Затратив деньги на разработку и рекламу «продукта» вероятность успеха у вас крайне неопределенная. Поэтому традиционные финансовые институты, такие как банки, не инвестируют в рисковые проекты (банки дают деньги только под залог имущества, а не «под идею»).

Поэтому для успешного развития «продуктовой модели» необходим механизм так называемого венчурного, или рискованного, финансирования.

Государственные предприятия, также как и банки, не имеют право вкладывать деньги в проекты, которые гарантированно не будут окупаемы. Поэтому государственные предприятия, как правило, воздерживаются от инноваций. Ведь инновации – это создание совершенно нового продукта, не имеющего аналогов в мире. А производство чего-то совершенно нового, уникального – это всегда огромный риск. Рисковать же своим имуществом, государство, как правило, не разрешает. В этом причина того, что государственные предприятия занимаются в основном модернизацией, то есть внедрением в производство уже апробированных и зарекомендовавших себя продуктов или бизнес - моделей.

Что же касается частных фирм, то они, конечно, могут вкладывать деньги в рисковые проекты. Именно поэтому во всем мире именно частные компании являются основными двигателями инноваций, или как раньше говорили, выступают «застрельщиками всего нового, прогрессивного». Дело в том, что эффективность управления частного предприятия оценивается исходя из общих показателей хозяйственной деятельности. Частник, в отличие от государства, не будет упрекать руководителя, за то, что из 10 проектов эффективными оказались, скажем, только два. Государство же руководителя «за неэффективное использование средств» может и серьезно наказать.

Работа «на заказ» и инновации.

На сегодняшний день, как это не парадоксально звучит, единственной возможностью в наших условиях разрабатывать собственные - «рисковые» - программные продукты является… работа «на заказ». Разрабатывая заказное программное обеспечение и получая за это деньги, компания имеет возможность формировать своеобразную финансовую «подушку безопасности». Благодаря работе на заказ компания может позволить себе выделить часть ресурсов – интеллектуальных и финансовых, для того, чтобы направить их на создание собственного продукта, на который у компании остаются права интеллектуальной собственности. Такую модель используют более половины резидентов белорусского ПВТ. Из 109 компаний Парка высоких технологий 59 делают свои оригинальные продукты.

Хочу оговориться. Сохранение за разработчиками права интеллектуальной собственности (в плане распоряжение написанной ими программы) – не самоцель. Это лишь один из инструментов заработать деньги. Вы можете передать права интеллектуальной собственности компании Microsoft, как это сделал Skype и получить за это серьезные деньги. А можете сидеть с этими правами и не получать за них ни рубля. Юридическая природа компьютерной программы идентична литературному произведению. Иногда выгодней делать работу «на заказ», передавая авторские права издательству (другой компании), как это сделал Билл Клинтон при написании книги «Моя жизнь», продав издательству Random House все права на издание этой книги за 7 миллионов долларов.

Думаю, спор о двух моделях современной экономики - «продуктовой» и «заказной» – бесперспективен. Единственным критерием правильности выбранного пути – экономический эффект. Можно сколько угодно спорить о том, какие технологии высокие, а какие еще выше. Главным же критерием в рыночной экономике был и остается финансовый результат.

О работе на внутреннем рынке.

В прошлом году на белорусском рынке компаниями ПВТ было реализовано около 8,5 тысяч проектов стоимостью около 30 миллионов долларов. По сути, нет сегодня нет ни одной сферы народного хозяйства, где наши компании не занимались бы разработками. Хотя справедливости ради стоит сказать, что белорусские предприятия традиционных отраслей отстают от корпораций США и Западной Европы по внедрению информационных технологий. Причина в том, что новые технологии в управлении предприятием выгодно внедрять там, где зарплата сотрудников становится достаточно высокой. Тогда внедрение информационных технологий позволяет существенно снизить издержки, связанные с наличием избыточного персонала. И наоборот. Низкие зарплаты снижают стимулы к внедрению высоких технологий и автоматизации бизнес-процессов.

Приведем простой пример. Мы знаем, что в городе Минске плату за стоянку автомобилей взимают молодые здоровые мужчины. У города отсутствуют стимулы к внедрению автоматических платежей при помощи «митеров» или, скажем, мобильных телефонов. Причина? Стоимость оплаты труда даже молодых, физически крепких, мужчин ниже стоимости установки электронной системы платежей.

Именно поэтому в Беларуси самые активные участники процесса информатизации – это отрасли с высоким уровнем оплаты труда: банки, нефтеперерабатывающие и машиностроительные компании.

О феномене Apple и Microsoft.

В мире отсутствует успешный опыт создания государством компаний в сфере высоких технологий. Государство может создать лишь соответствующую среду, где молодые предприимчивые люди будут иметь доступ к капиталу, недорогой офисной инфраструктуре, юридическим, бухгалтерским и прочим услугам. Сформировать своеобразную «экосистему», где молодые люди будут обсуждать в кафе новые идеи, и думать как «замутить» новый «start up».

И в этой среде что-то обязательно «выстрелит». И не обязательно, чтобы это были компании масштаба Apple или Microsoft. Они зажглись, как сказал один американский писатель, как две «сверхновые» звезды. Стоимость всех акций Apple на закрытии Nasdaq составила 623,52 миллиарда долларов. Когда-то рубеж в 620 миллиардов долларов преодолевала и Microsoft. Сложно ли создать такую компанию?

Думаю, невозможно. Если кто не верит, то пусть начнет с малого. Например, попробовать создать компанию Боинг, которая производит для всего мира гражданские самолеты, снабжает военной авиацией больше половины стран земного шара, делает космические корабли. Если вам удастся создать такую корпорацию, то по рыночной стоимости она все равно будет в 12 раз «дешевле» компании Apple.

Чтобы получился еще один Apple или Microsoft должны еще раз неким счастливым образом соединиться пространство и время…

Но мир высоких технологий интересен и разнообразен; он не сводиться к двум компаниям, пусть даже таким инноваторским и богатым. Огромное количество компаний работают на профессиональных сегментах рынка, и не известны массовому потребителю. Системы управления предприятиями, медицинскими учреждениями, банковские и логистические системы - для большинства людей названия компаний, которые работают в этих областях, ни о чем не скажут. Многие ли знают, скажем, компанию SAP? А ведь это самая крупная компания Европы (из Германии) в сфере компьютерных технологий.

А много ли мы знаем «продуктовых» ИТ-компаний из Китая, Индии, Японии? А ведь в этих странах проживает больше половины населения земли!

В этом смысле белорусская игра «в мире танков» - явление уникальное. Ее знают во всем мире! Эта игра увлекла десятки миллионов человек, уверенно побеждает на всех международных конкурсах. И не стоит ей приписывать амплуа простой «стрелялки», как это делают многие. Играть в игру и ее создать – это две огромные разницы. Разработка игры – это сложные алгоритмы, интернет «движки», математика, физика, визуализация. Присутствует там и физика.

О кадрах

Сегодня в Парке высоких технологий зарегистрировано 109 компаний-резидентов, в которых работает 12,5 тысяч сотрудников. Только за прошлый год нас стало на 2,5 тысячи больше. Парк высоких технологий сегодня лидер в стране в создании новых рабочих мест. Утечки кадров большой за рубеж нет, в основном ценные сотрудники курсируют между компаниями. Интерес к программированию объясняет и высокий уровень заработной платы, в среднем - полторы тысячи долларов. Это с учетом того, что средний возраст работников 27 лет. Зарубежные командировки в Европу, Северную Америку и Южную Африку для них не редкость. К тому же, нам удалось достичь того, что сегодня Парк высоких технологий знают не только в СНГ, но и в Европе; профессионалам мы известны и в Америке, и в Азии.

Этот рост обеспечивается преимущественно за счет системы подготовки и переподготовки кадров. Конечно, выпускники профильных специальностей могут получить работу в ПВТ, уже начиная с конца 3 курса; к этому времени они уже получают первый опыт работы с проектами. Действительно. За 5 лет на базе вузов мы организовали около 50 лабораторий, там наши сотрудники читают факультативы, делятся навыками программирования. По сути, это тоже белорусское новшество.

Многие молодые люди, выбравшие для себя профессию, скажем, экономиста, физика или инженера-химика, после окончания вуза начинают понимать, что к данному виду деятельности у него не лежит душа. И если у него есть страсть к компьютеру, то он может вполне пойти на бесплатные или платные курсы, организуемые компаниями или образовательным центром ПВТ.



Новый образовательный центр ПВТ примет первых слушателей 1 ноября 2012 года.

Внутри компаний организованы курсы английского языка, который сегодня необходим для работы на мировых рынках. Уроки английского настолько важны, что занятия интегрированы в рабочий день программиста, то есть проходят без отрыва от производства.

Об «экстерриториальности».

Видя успех белорусского ПВТ, соответствующее законодательство, стимулирующее сектор разработки компьютерных программ, принято и в России, и на Украине, а также в Грузии, Молдавии, Киргизии.
Кстати, во всех этих странах также пошли по пути «экстерриториальности», то есть поддержка для развития оказывается не отдельному анклаву, «резервации», а всему сектору. Делается это для того, чтобы высокие технологии оказывали стимулирующее воздействие на всей территории страны. Реализация принципа «экстерриториальности» стала возможной в связи с развитием телекоммуникаций и особенно интернет.

В Индии, которая была одним из пионеров в области создания технологических парков, отменили принцип «территориальности» в 1991 году. Сделано это было для того, чтобы информационные технологии развивались не только в одном месте – в парке Бангалор, но и на всей территории страны. Чтобы даже маленькие индийские города могли использовать присутствие «хай-тек» компаний для развития, совершенствования инфраструктуры, повышения уровня образования...

В современных условиях даже отдельные компании стали территориально распределенными, причем не только на территории одной страны. Для того, чтобы «выйти на работу» вам часто достаточно зайти на корпоративный портал, ввести электронный «ключ» - пластиковую карточку или «флэшку», набрать свой ID код – и вы «на работе». Все это стало возможным благодаря бурному развитию коммуникационных технологий.
Сейчас этим путем идут практически все страны мира – от США до Кореи, Японии, Китая…


О бизнес-инкубаторе

Как правило, бизнес инкубаторы являются неотъемлемой частью технологических парков. Они нужны для двух целей:

1. Помогать в создании малого инновационного бизнеса.
2. Привлекать в страну зарубежные «хай-тек» компаний.

Действительно, многие нынешние гиганты индустрии информационных технологий – такие как Apple, Yahoo, Google, Hewlett-Packard, YouTube, Amazon и другие – некогда начинали свою работу в прямом смысле слова в гаражах. Они не имели средств даже для того, чтобы арендовать самый захудалый офис. Но именно их идеи впоследствии “выстреливали” и начинали приносить многомиллиардные прибыли.

Чтобы идея воплотилась в продукт, чтобы этот продукт стал массовым, идею на первом этапе необходимо поддержать. В различных странах мира поддержку начинающим компаниям в запуске проекта оказывают именно бизнес-инкубаторы, предоставляющие начинающим компаниям льготную аренду, юридическую помощь, а также помощь в выводе на рынок новых изделий и технологий.

Стоимость инфраструктуры – вещь чрезвычайно важная для начала нового инновационного бизнеса. В Кремниевой Долине США, в Израиле есть случаи того, что частные инвесторы берут на себя функции организации бизнес – инкубаторов. Они вкладывают деньги в строительство офисного здания. После чего, ищут по всей стране молодых энергичных ребят с интересными, перспективными идеями. Этим молодым людям бизнес-инкубатор сдает на 2 года в бесплатную аренду помещения с компьютерами и мебелью. Они же оказывают им юридическую, бухгалтерскую помощь в организации бизнеса, и находят впоследствии инвестора. За это они берут до 20 процентов в доле компании. Таким образом, бизнес-инкубатор зарабатывает не со сдачи в аренду помещений, а с доли, которую он имеет от прибыли (или от продажи) находящихся там предприятий.

Но такая модель – больше исключение, чем правило; встречается она крайне редко. Как правило, функции по поддержки малого начинающего бизнеса берет на себя государство.

Аренда – существенная часть затрат компании. В большинстве быстроразвивающихся стран мира государство создает дополнительные преференции компаниям, занятых в высокотехнологических секторах экономики. Так, в Сеуле, столице Кореи, аренда офиса в технопарке на первые 5 лет предоставляется бесплатно (кроме операционных расходов), потом 6 долларов за квадратный метр (примерно в 3-4 раза дешевле, чем в среднем по городу). Примерно такие же условия сегодня предлагают парки Сингапура, Малайзии, КНР…

Помимо поддержки своих малых компаний, государство оказывает преференции зарубежным технологическим компаниям. Действительно. Любая «хай-тек» компания может выбрать страну, где разместить центр разработки. При этом учитывается многие факторы. Одним из них является наличие недорогой инфраструктуры и помощь, которую государство оказывает при вхождении в рынок. Ведь иностранная компания не знает ни законов страны, ни обычаев ведения бизнеса, ни правил финансовой отчетности; у нее нет связей в государственных органах, в университетах… В этом ей также должен оказывать помощь бизнес-инкубатор ПВТ, который будет построен и запущен уже в следующем году.



Бизнес инкубатор ПВТ.

Завещание Дэн Сяопина.

Каждый лидер Китая проводит в США ежегодно от одной до двух недель. Это стало традицией. Визиты не ограничиваются посещением лишь столицы США. Как правило, это длительные туры по разным городам, встреча с американскими политиками, деятелями науки и культуры, бизнесом.

Недавно в США побывал и будущий лидер КНР Си Цзиньпин; он провел там около недели. Хоть он пока еще находится в ранге вице-премьера, президент США Барак Обама оказал ему президентский прием.



Помимо встреч с американским президентом, губернаторами, сенаторами, представителями бизнеса, он не забыл посетить семью американских фермеров из штата Айова. В этой семье он жил в 1985 году в рамках инициированной Дэн Сяопином программы сотрудничества между США и Китаем по линии «гражданского общества». Тем самым, он продемонстрировал продолжение курса на сотрудничество на межличностном уровне между китайцами и американцами.

Особое внимание было уделено обсуждению сотрудничеству в области сельского хозяйства. Сельское хозяйство играет значительную роль в экономике Китая, который поставляет свою продукцию во все страны мира (мы это можем видеть по прилавкам белорусских магазинов, где продается множество китайских овощей и фруктов).



Китайский лидер проявил особую заинтересованность в производстве тракторов John Deer, которые уже активно используются в китайском сельском хозяйстве.



Си Цзиньпин считается еще более проамериканским политиком, чем его предшественники. Его дочь получила образование в университете Гарварда. Но в Китае это никого не удивляет. В другом ведущем университете Америки - Стэнфорде, который является основным поставщиком кадров для знаменитой Силиконовой Долины, количество китайских студентов на сегодняшний день больше, чем всех остальных иностранных студентов вместе взятых. Более того, Стэнфорд открыл в Пекине единственный зарубежный филиал своего университета.

Посетил Си Цзиньпин и морской порт Лос-Анджелеса. Сегодня через этот порт оборачивается грузов между Китаем и США в год на сумму 133 миллиарда долларов (всего в прошлом году товарооборот между двумя странами превысил 400 миллиардов).

Но дело даже не в объеме взаимной торговли. Мир сегодня заговорил о новом феномене – американо-китайской экономике как едином, неразделимом целом.

У кого есть продукты компании Apple, тот наверняка обращал внимание на надпись: designed in California, assembled in China (разработано в Калифорнии, собрано в Китае).



То есть США и Китай создают совместные продукты, которые они поставляют на рынки третьих стран. Экспорт КНР в прошлом году составил 1 триллион 580 миллиардов долларов США. Значительная его доля – это результат совместной работы американских и китайских инженеров (только на компании Apple занято 8700 китайских инженеров) и рабочих, которые вместе разрабатывают продукцию, производят ее и поставляют на рынки всего остального мира.

Основы такого сотрудничества были заложены великим китайским реформатором Дэн Сяопином. Сформулированные им новые принципы построения и развития своей страны на десятилетия вперед определили политическое направление движения Китая, послужили базисом успешного развития его экономики, образования, культуры.

Они и по сегодняшний день продолжают лежать в основе политической системы Китая. Не лишним будет о них вспомнить…

1. Внешняя политика. Как ни парадоксально, основы внешней политики своей страны Дэн Сяопин заимствовал у… Джорджа Вашингтона.

Первый американский президент завещал «поддерживать мир и согласие со всеми странами». Дэн Сяопин учил, что Китай должен «создавать благоприятный внешний климат» для решения экономических задач страны и «содействия росту благосостояния своих граждан».

Дж.Вашингтон призывал Америку развивать торговые отношения, но иметь «как можно меньше политических связей и оставаться в стороне от конфликтов». По мнению Дэна «Китай не должен быть ни для кого лидером», «не должен вступать в альянсы и союзы (даже с идеологически близкими странами) и заниматься решением чужих проблем».

Эти принципы стали основой проводимого Китаем внешнеполитического курса. Дэн Сяопин, понимал, что Европа и США являются основным источником инвестиций в мире, а также основным производителем новых технологий и создателем новых знаний. Поэтому он значительно улучшил отношения с Западом, подписав ряд соглашений с США, Великобританией, Португалией и рядом других стран.

Улучшил он и японо-китайские отношения, несмотря на то, что у китайцев еще были свежи в памяти годы жестокой японской оккупации. Более того. Дэн начал ставить Японию в пример как страну, чей опыт мог бы послужить уроком для Китая в свете будущих экономических преобразований.

2. Во внутриполитической жизни принцип «единоличного лидерства» был заменен принципом «коллективного руководства». Этот принцип, скорее всего, был заимствован у Японии, опыт которой был у Дэна буквально перед глазами.

Во второй половине XIX века дюжина молодых самураев оттеснила от власти сегуна Токугава, чей клан изолировал страну от всего мира (в результате страна катастрофически отстала в развитии). Они «по очереди» правили Японией (власть императора Мэйдзи была чисто символической – его использовали в основном как символ для борьбы со сторонниками архаичных традиций) и совершили успешную экономическую модернизацию своей страны.

Их реформы оказались настолько успешными, что уже в 1905 году Япония разгромила Российскую Империю под Цусимой. А в 1937 году японскую военную мощь на себе ощутил огромный Китай, армия которого была полностью разгромлена, а страна оккупирована.


Для всего мира сегодня остается загадкой, каким образом руководство (дюжина) китайских руководителей выбирает из своего состава лидера (председателя). Некоторые даже считают, что они решают этот вопрос путем жребия. Как бы то ни было, принципиальным является то, что он остается «равный среди равных», не имеет особых преимущество и привилегий. В качестве основополагающего остается принцип «коллективного руководства», с обязательным подчинением решений меньшинства большинству.

Таким образом, Дэн хотел застраховать свою страну от капризов и перемены настроений одного человека: он был свидетелем кампаний, организованных Мао Дзэдуном по ловле воробьев, выплавке стали в домашних печах, и других проектах вождя...

3. Ограничение срока пребывания у власти. Необходимость этого диктовалась тем, что к тому моменту перед глазами был опыт правления «великого Мао» и советских руководителей, которые буквально умирали на своих постах. Этот опыт необходимо было также избежать.

На прямые демократические выборы руководства страны в то время Дэн пойти не мог. Ярким тому доказательством служила политическая система большинства стран Латинской Америки. Нищие общества, которым в то время был и Китай, не способны принимать осознанный выбор развития своей страны.

Бедные страны при введении прямых выборов чаще всего впадают в замкнутый круг «тоталитаризм-бедность», вырваться из которого бывает практически невозможно. В бедных странах чаще побеждает тот, кто сулит народу «золотые горы», и быстрее проголосует за очередного «великого кормчего», чем за рационального политика, такого, каким был Дэн Сяопин.

А Китай в то время был страной очень и очень бедной. Он только преодолел внутренние политические конфликты, связанные с «культурной революцией» и правлением «банды четырех». Страна пребывала в разрухе. Зарплата в стране составляла 7 долларов в месяц (нынче – 500), экономика – аграрная, менталитет – патриархальный.

Здесь вновь пригодился исторический опыт. В качестве образца снова были взяты Соединенные Штаты … периода борьбы за независимость. В то время авторы Декларации независимости провозгласили, что «все люди рождены равными», однако, отказали в праве голоса индейцам, неграм, женщинам и бедным.

Рассуждали тогда незатейливо. Люди, которые не могут зарабатывать деньги и, соответственно, не платят налоги и находятся на иждивении, не должны влиять на выбор политического и экономического курса государства. Человек, зависимый (от государства, хозяина или работодателя) не может принимать решение в соответствии со своей совестью. В своих решениях он будет слушаться своего работодателя (начальника). Наиболее емко эту мысль выразил один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин: «Пустой мешок прямо стоять не может».

Но даже после этого был создан своеобразный страховой механизм - «коллегия выборщиков». В состав выборщиков попадали те, кто имел собственность, был уважаемым человеком, к мнению которого прислушивались и которого ценили. И именно эта коллегия выборщиков имела окончательный голос в выборе президента Соединенных Штатов. Прототипом этого Дэн Сяопину виделось Всекитайское Собрание Народных Представителей.

Срок пребывания у власти ограничивается 10 годами. Сам Дэн в 1989 году отказывается от всех постов, в том числе и председателя Центрального военного совета, показывая личный пример последующим поколениям китайских руководителей.

Как известно, Джордж Вашингтон, несмотря на многочисленные уговоры, отказался баллотироваться на третий срок. После «ухода с должности» он продолжал оставаться безусловным моральным авторитетом, обращался с посланиями к нации по вопросам религии и морали. После добровольного ухода Дэн также продолжал оставаться духовным лидером Китая, оказывая решающее влияние на её внутреннюю и внешнюю политику.

Эта традиция существуют в Китае и по сегодняшний день. Именно поэтому мы знаем, что в октябре 2012 года покинет свой пост нынешний руководитель КНР Ху Дзиньтао, а его место займет Си Дзиньпин.

4. Выдвижение по службе на основе выработанных профессиональных критериев. Это, на самом деле, своеобразное китайское «ноу-хау».

Политик в демократической стране должен нравиться избирателям. Большую часть времени он «пиарится»: встречается с избирателями, посещает различные публичные мероприятия, общается с прессой, и т.п. Его избрание зависит от того, насколько он умеет общаться с простым народом, делать вид, что понимает их нужды…

В Китае решили пойти своим, особым путем.

Там решили конкуренцию перед лицом избирателя заменить конкуренцией чиновников между собой. В этих целях были разработаны специальные критерии, оценивающие руководителя с точки зрения его нацеленности на модернизацию. В Китае (а сейчас и во Вьетнаме) выдвижение на партийные и государственные позиции стал осуществляться исходя из объективных показателей, а не симпатий населения.

Эти критерии постоянно уточняются и совершенствуются. В настоящее время они включают в себя такие показатели как:
- время для регистрации бизнеса,
- скорость получения разрешений (на выделение земли, на проектирование, строительство),
- прозрачность в деятельности местного органа власти,
- доступ бизнеса и населения к информации (в том числе электронные услуги),
- время, требуемое на заполнение разных форм, в том числе и налоговых,
- консультативные и организационные услуги по поддержке бизнеса, проведение переобучения кадров, образование,
- инвестиции в высокие технологии и продукты и услуги с высокой добавленной стоимостью.

Эта система объективных показателей позволяет оценить работу местных органов партийной и государственной власти. У кого эти показатели выше - тот делает более быструю политическую карьеру. Важный принцип – оценка руководителя может производиться только и исключительно исходя из этих критериев. Субъективизм в оценке и выдвижение на более высокую должность, исходя из личных симпатий или пристрастий, строго наказывается, вплоть до лишения должности.

Таким образом, для успешного экономического развития необходимо следование соответствующим принципам (как в случае с Китаем – это не всеобщее избирательное право). Этим принципам должны быть подчинены все – от рядового до руководителя. Пусть эти принципы и не соответствуют всем стандартам современной демократии, но они позволяют создать убежденность населения, что все «играют» по одним и тем же правилам. Эта убежденность – стабильная основа существования даже такого сложного общества, как китайское. Ее основание - чувство социальной справедливости (которое совсем не обязательно означает уравнивание всех в доходах).

Сейчас Китай ставит перед собой цель – к 2020 году выйти на среднеевропейский уровень жизни (с учетом как новых, так и старых членов ЕС). При нынешнем развитии Европы, речь идет о прогнозе выхода на среднюю зарплату в размере 1800-2000 долларов в месяц. Думаю, такая задача КНР вполне по плечу.

И тогда, при богатом населении, Китай вполне может позволить себе проведение всеобщих выборов без боязни того, что их курс может быть кем-то поставлен под сомнение.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

В 1982 году Ридли Скотт снял свой фильм «Бегущий по лезвию». В этой антиутопии он изобразил китайских ученых в Лос-Анджелесе, играющих ключевую роль в создании человеческих клонов.

Попробуй кто-то в то время не при помощи художественного приема, а напрямую, в виде концепции или научной версии, спрогнозировать, каким станет Китай в 2012 году. Если бы кто сказал, что Китай станет второй экономикой мира, а страны бывшего Советского Союза станут обращаться к КНР за кредитами, инвестициями и технологиями - ему бы просто рассмеялись в лицо.

Если бы кто-то сказал, что мы будем мечтать о сборке китайских машин и оборудования, а в это время ведущий технологический университет США Стэнфорд будет обучать больше китайских студентов, чем всех остальных иностранцев вместе взятых – его бы сочли неисправимым фантазером.

Если бы кто предположил, что преподавать в китайские университеты поедут лучшие ученые со всего мира, а Стэнфорд откроет в Пекине свой единственный зарубежный филиал – от него бы просто отвернулись как от человека несерьезного, с которым не стоит иметь дела.

Если бы кто заявил, что в Китае будет самое большое количество миллионеров и туда устремятся самые дорогие и престижные в мире «брэнды», рассматривая КНР в качестве основного рынка своей продукции – ему бы просто посчитали сумасшедшим.

И, естественно, никто не мог бы даже близко предположить, что в мире сложится совершенно новое соотношение сил, которое будет определяться не американо-советским противостоянием, а американо-китайским сотрудничеством.

Все это похоже на чудо, в возможность которого поверил Ридли Скотт.

Ему, как художнику, сделать это было легче. Ведь он мог выразить мысль не буквально, а используя образ, догадки, озарения, намеки. В конце концов, его основным инструментом было кино, которое позволяет заглянуть в будущее, без того, чтобы тебя не сочли безумным…

Пару мыслей о Голливуде

Мне нравится кино.

Год назад, во время поездки в Нью-Йорк, мне позвонил основатель и президент компании Motion Picture Corporation of America, Брэд Кревоу, который несколько раз до этого был моим гостем в Минске. В Новом Орлеане, штате Луизиана, он снимал новый фильм с участием Сэмюэла Л. Джексона.

«Приезжай, - покажу тебе, как делается кино. Заодно и в эпизодической роли снимешься – пилотом гражданского самолета – если захочешь, конечно». На естественный вопрос в отношении моих актерских способностей (которых, думаю, у меня нет) он просто ответил: «Не переживай. Наденем на тебя униформу – пилотом будешь что надо».

«Пилотом», то есть другим человеком, я себя представить не смог.

Но дело не в этом.

Для меня искусство кино – это не только способность перевоплощаться, что дано далеко не всем. Это особый мир, «фабрика мечты», dream factury, dream works, некая иллюзия, которую хочется удерживать как можно дольше. Поэтому, несмотря на то, что среди моих друзей есть голливудские продюсеры и режиссеры, я пока не пытался воспользоваться возможностью посмотреть, как делается кино.

Для меня, актеры, способные «проживать» чужие жизни – особая каста. Именно «каста», так как именно в индуизме (где люди делятся на касты) существует возможность прожить не одну, а множество жизней.

Прошлой зимой мои друзья пригласили меня на премьеру фильма «Стоун», на которой присутствовал прилетевший из Лос-Анджелеса Роберт Де Ниро. Я не стал его мучить вопросами о кинематографическом искусстве и актерском творчестве. Просто поинтересовался о его полете, самочувствии. И, конечно, отозвался положительно (искренне) о кухне ресторана «Нобу», владельцем которого он является (в нем мы как раз ужинали после премьеры фильма).

Я боялся разочарования. Боялся утерять иллюзии, которые часто бывают для нас очень дороги. Мне не хотелось вдруг открыть для себя, что актер, способный за свою творческую деятельность сыграть несколько жизней, окажется ярок, но не глубок...

Талант актера – в умении перевоплощаться <в другого человека>. Это его талант, его основное жизненное призвание. За это актеров ценили еще в Античной Греции.

Но эта жизнь, которую он играет, эта судьба, которую он «проживает» в кино - создана не им. Ее сотворена для него другим <творцом> - писателем, сценаристом, режиссером...

Вчера я разговаривал по «скайпу» с режиссером Эрни Барбарашем. Он заканчивал монтаж своего очередного фильма, второго подряд с участием Жан-Клод Ван Дамма. «Этот фильм, - пообещал он мне, - будет гораздо лучше (посмотрим). The story is much better. Ведь главное – создать интересную историю… Ты не представляешь, как трудно создать хороший сюжет. Но как только мне попадется «интересная история» – я сниму кино в Беларуси», - пообещал он мне.

Все это – в какой-то мере внутренняя голливудская кухня. Она доказывает лишь то, что мы и так интуитивно чувствуем: шедевр возникает не только на основе вдохновения. Это результат систематической кропотливой рутинной работы многих людей. Об этом мне как-то сказал совершенно для меня неожиданно Брэд Кревоу: «нет более скучного дела, чем снимать кино»… Вероятно, он знал, о чем говорит. Ведь он снял в Голливуде более 100 фильмов с такими актерами как Джим Керри (первая же его кинолента «Тупой, еще тупее» сделала Брэда богатым), Джон Траволта, Куба Гудинг Мл., Скарлет Йоханссон, Камерон Диас, и многими другими.

В этом причина того, что я ни разу не присутствовал на съемках кино (по крайней мере, пока). Ведь процесс производства кино - это разрушенная фантазия, утраченная иллюзия для тех, кто любит <смотреть> кино.

Для меня искусство, в том числе b кинематографическое - это еще и вечное стремление человека проникнуть в будущее. Именно в этих попытках предвидеть, предугадать, предсказать, спрогнозировать, и кроется основная загадка искусства, творчества: раскрыть тайну будущего, разгадать главную загадку бытия (и времени).

В этой связи мне вспоминается несколько любопытных историй, связанных с основателем корпорации Майкрософт Биллом Гейтсом. Он – гуру современной «экономики знаний» - также пытался проникнуть в будущее. Даже книгу написал с названием, говорящим за себя: «Дорога в будущее». Когда он двадцать лет назад создал первую операционную систему под персональный компьютер (до этого «софт» писался лишь под «мэйнфрэймы») говоря о будущем компьютеров, заявил, что «640 килобайтов будет достаточно для решения любых задач».
Когда только начали развиваться интернет технологии, Билл Гейтс публично объявил, что «этим (то есть интернетом) Microsoft заниматься не будет». А когда в 2007 году был анонсирован первый i-phone, основатель Microsoft заметил, что «не может себе представить людей, готовых «выложить» за телефон 500 долларов».


Конечно. Предугадать будущее не дано никому. Мы двигаемся методом проб и ошибок. И заранее никогда не знаем результат. И, тем не менее, кинематограф раз за разом пытается заглянуть в будущее, приоткрыть тайну времени. И только за эти попытки он достоин уважения.

Иной раз интересно вернуться назад, в прошлое, чтобы посмотреть, как виделось тогда будущее (наше «настоящее»). В 1982 году режиссер Ридли Скотт снял фильм – «Бегущий по лезвию» (Blade Runner). События фильма имеют место в 2019 году (осталось совсем недолго ). По Лос-Анджелесу вовсю разгуливают роботы, которых не отличить от обычных людей. А вот с информационными технологиями - вопрос. Они (то есть в скором будущем - мы) продолжают пользоваться компьютерами с мониторами образца 80-90 годов прошлого века, основанных на принципе электронно-лучевой трубки (киборгов предвидеть могли, а вот жидкокристаллические мониторы – нет).

Но кое в чем в плане предвидения Ридли Скотт оказался прав. Это - феномен китайско-американских отношений. В своеобразном симбиозе двух экономических систем. В том, что Китай, его трудовые ресурсы и инженерный потенциал имеет решающее значение для экономики Америки. США же, в свою очередь, является для Китая практически всем – источником науки, технологий, образования,…

Но эта тема заслуживает того, чтобы остановиться на ней отдельно.

Китай. От экономики к культуре.

Мой российский друг недавно вернулся из Китая. Несмотря на то, что он является «китаистом» (синологом), интересуется Китаем и регулярно его посещает, тем не менее, каждый раз по возвращении из Поднебесной в Россию, он полон новыми впечатлениями от увиденного.

Зная мой интерес к КНР (равно как и к другим странам, которые идут путем ускоренной модернизации), он всегда делится со мной своими впечатлениями.

На этот раз он посетил город Шеньжень, где в последний раз был около 5 лет назад. Город сильно изменился. Новые автомагистрали, современные развязки, новый терминал в аэропорту, скоростные железные дороги, красивые офисные и жилые дома, зоны отдыха, парки развлечений, …





Поразила его и некоторая статистика. Так, в Шеньжене количество дорогих автомобилей (в частности «Бентли»), превышает число этой марки машин в Москве. И это несмотря на то, что Шеньжень зарабатывает на производстве, а не на торговле сырьевыми ресурсами, которая формирует в России основные капиталы.



Не забывают китайцы и о парках и зеленых зонах.

Но это, так сказать, внешние свидетельства успеха китайских реформ.

Обратил он внимание и на другой феномен. Ранее, любая китайская девушка мечтала встречаться с европейским мужчиной. Стоило европейцу появиться где-то в общественном месте, как на него в буквальном смысле «вешались» китаянки.

За последние пять лет все изменилось. Китайцы богатеют. Средняя зарплата в Поднебесной превысила 500 долларов США в месяц. Количество миллионеров (владеющих состоянием в 10 млн юаней, что соответствует 1,5 млн долларов США) – более 960 тысяч. То есть каждый 1400-й китаец – имеет состояние не менее полутора-миллиона долларов.

Совершенно очевидно, что с ростом богатства меняется и менталитет людей, растет чувство собственного достоинства. Потому как именно благосостояние, богатство и экономическая самодостаточность делает из соплеменника гражданина, а из народа, этноса – нацию.

Когда-то по мере экономического развития также менялся менталитет японцев, равно ка и их восприятие в мире.
При первом столкновении с европейцами у японцев развился комплекс неполноценности. Японцы стали считать свое тело «некрасивым» и «непропорциональным».

В одном из эссе японский писатель так описывал тело японки: «Отвислая грудь, словно лист бумаги, тонко перехваченный живот; эта прямая без всякого рельефа линия спины, поясницы и бедер; все туловище, утратившее гармонию с лицом, руками и ногами, худосочное и плоское, производящее впечатление не тела, а палки. При виде их я невольно вспоминаю стержень, на котором держится кукла. Их тело, и на самом деле, имеет назначение служить лишь стержнем, на который надеваются одежды. Такое плоское туловище кажется безобразным рядом с телом европейской женщины».

Европейцы в то время не знающие политкорректности как бы вторили японцам. Они открыто смеялись и над внешностью, и над «дикими» обычаями Страны Восходящего Солнца (в частности, делать себе «харакири» и есть сырую рыбу).

Объектом насмешек европейцев служило практически все - низкий рост японцев, «короткие» и «кривые» ноги, «неисправимая худоба». Европейцы называли японцев (равно как и китайцев, и корейцев) «желтыми», что также имело ярко выраженный презрительный оттенок. Японцев, когда они начали заимствовать европейскую культуры, стали именовать «обезьянами».

Путь от полной закрытости и отсталости до экономических мировых лидеров Страна восходящего солнца страна прошла буквально за жизнь одного человека (как и Китай столетием позже). Через 30 лет с момента начала модернизации уже новая, динамичная Япония смогла одолеть под Цусимой Российскую империю.
Асакура Фумио (1883—1964) называли «японским Роденом». Он призвал японцев обнаружить в своем теле то, чем им следует гордиться. Упор при этом стал делаться не на физическую мощь тела, а на эстетическую привлекательность (глаз, волос, лица, рук). Автор «обнаружил», что «черные глаза» японцев намного красивее «светлых глаз» европейцев. С его точки зрения, черный цвет обладает лучшей светопоглощающей способностью, а потому лучше «усваивает» объект видения. Волосы японцев (и в особенности японок) – подобны веткам ивы и «никто не может сравниться с японцами по красоте волос, которыми мы должны гордиться». Пальцы японцев отличаются необыкновенной красотой и точностью движений. Их слух развит лучше европейского, доказательством чего служит японская музыка, основанная «на полутонах». Европейская же музыка напоминает «звериный рев». Что до тела японцев в целом, то оно «по своему строению очень естественно и архитектурно. В нем присутствует гармония и красота пропорций. И с точки зрения строения тела японцы далеко опередили европейцев на пути эволюции, их тело являет собой свидетельство более высокой культуры, в нем обнаруживается идеальная пропорциональность».

Обращаясь к теории эволюции, автор утверждает: «Основатель эволюционной теории Дарвин доказал, что строением лица, мимикой, волосяным покровом, структурой кожи европейцы стоят к приматам ближе, чем люди Востока. А, значит, и в этом отношении мы, восточные люди, прошли больший эволюционный и культурный путь».

Поменялось и восприятие японцев и со стороны европейцев. Суши стали есть практически все в мире, дзюдо стал олимпийским видом спорта, карате тоже получил мировую популярность. Хайдеггер в своем эссе "На пути к языку" разбирал особенности японского образа мысли, признавая его всемирное значение.

Несколько ранее, благодаря экономическим успехам Гонконга, Тайваня, рос интерес к китайской культуре - кухне, истории, боевым искусствам.

А сейчас этот интерес, в связи с успехами огромной страны, только увеличивается. Меняется как восприятие Китая, так и отношение китайцев как к самим себе, так и к остальному миру…

Что в имени твоем?

Когда-то в детстве я прочитал роман Урсулы Ле Гуин «Волшебник Земноморья», написанный в популярном жанре «фэнтэзи». Но не магия, не прочие волшебства делали чтение увлекательным. Была в этом романе деталь, связанная с чудом именования...

Узнать свое имя стремились все волшебники того царства. Их постоянно мучила мысль, что они могут умереть, так и не узнав своего имени, настоящего Имени. А вся магия и состояла в том, чтобы назвать каждое место или существо их настоящим Именем.


Человека впервые именуют при рождении. В Ветхом Завете и в Коране этот обряд предписывается совершать при обрезании, а в Новом Завете — при крещении. Точнее говоря, именование и есть акт рождения, то есть момент соединения имени с плотью, материей.

Имя при этом «входит» в человеческую плоть, становится самосознанием человека. С именем человек впоследствии обнаруживает, находит, застает себя самого в мире.

Впоследствии, по мере взросления, человек начинает "создавать", «формировать» свое имя, «инвестировать» в него своими трудами, делами, поступками. При этом он оберегает, защищает свое имя от внешшних нападок. Он реагирует на клевету, обращаясь и в прессу, и в суд. Свое имя он готов защищать и в спорах, и в драках, а раньше и на дуэли.

Ведь имя вместе с его носителем имеет ту же судьбу, ту же жизнь.

Когда мы говорим: «Во имя…» чего-то (Бога, короля, Родины), это не просто произвольно выстроенная словесная конструкция. «Во имя» мы понимаем как «по имени», «во имя свое». Имя зовет, приказывает, указывает на что-то, что должно реализоваться, осуществиться, быть исполненным. Имя не только находится в определенном соотношении с человеком; оно является тем, что впервые выводит, выносит данного человека в мир, поддерживает его там, позволяет соотносить его с другими людьми и хранить в бытии (истории).

Человека, конечно, нельзя сводить лишь к имени. Но имя придает ему законченность, определяет его истинную суть. С именем связаны дела человека. Это и записанные мысли, и труды, и высказывания о нем его друзей, врагов, современников и потомков.

С именем связаны и достижения человека, и его неудачи, его поиски и его материальное наследие, которым он имеет возможность распоряжаться.

Дать имя… Значит ли это дать что-то? Наделить каким-то качеством? Почему Иисус переименовывает Симона? «Иисус же, взглянув на него, сказал: ты — Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (Петр)». Подобные именования имели место при включении в высшие касты в Древней Индии, при посвящении в рыцари в Средневековье, при посвящении в сан, коронации и т.п.

Скрывается ли в этом нечто более важное, более значимое, чем просто присвоение псевдонима или нового прозвища? Является ли именование наделение некими особыми свойствами, характеристиками?

«Дать имя — значит ли это дать нечто? Некую вещь?», — вопрошает французский философ Жак Деррида. И отвечает: «Имя несет с собой риск связывания, порабощения или подчинения, соединения с называемым, призыва его к ответу». Имя определяет судьбу своего владельца, связывает его с ним. За свое имя человек отвечает, в том числе и перед судом (истории).

Имя есть печать, скрепляющая плоть, материю. Наделение именем означает окончание творения. В начале времен Господь доверил человеку соучаствовать в создании всех других живых существ: «…и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей».

И напротив. Лиши человека имени — и ты разрушишь самого человека. Отними у Юлия Цезаря или Чингисхана их имя, и не будет ни одного, ни другого. Останутся в лучшем случае лишь описания раннеримских войн да внезапной миграции дальневосточных кочевников.

Для стирания различий между людьми, для унификации личности человека в армии или тюрьме имя заменяют номером или чем-либо иным. Тогда действие имени как бы временно выключается, его сила парализуется.

Прав был Гете, написав:

Принадлежит стихиям тот,
Кто имени не приобрел
И не стремился к высшему.

Выбор. Россия и Apple.

Два события, на первый взгляд никак не связанные между собой, совпали по времени. Это выборы в России президента и преодоление 500 миллиардного барьера в рыночной капитализации компании Apple.

Вновь избранный президент России выступает за то, чтобы его страна наращивала мощь в качестве «энергетической сверхдержавы», то есть продолжала развивать сырьевую экономику. Ведь именно сырьевой сектор дает России основной доход.

Apple же продемонстрировал, что экономика, основанная на знаниях, способна давать стране не меньше доходов, чем строительство и эксплуатация «северных» и «южных потоков». Более того. Инновационная компания, построенная на одном лишь интеллекте, способна по всем рыночным показателям превзойти традиционные сектора, основанные на добыче и переработке природных ресурсов.

Она способна давать больше доходов, чем сырьевые компании, даже несмотря на исключительно благоприятную мировую конъюнктуру для нефте-, и газодобывающего секторов, сложившуюся в связи с кризисом на Ближнем Востоке и эмбарго европейских стран против Ирана.

Россия выступает против позиции США и Европы по Сирии и Ирану. Однако, обострение ситуации на Ближнем Востоке, объективно сыграло на руку российскому руководству, особенно в преддверии выборов. Ведь бюджет России на 90 процентов зависит от цен на энергоносители. Благодаря ближневосточному кризису стоимость нефти и газа в мире значительно выросла и у российского правительства появилась возможность поднять зарплаты бюджетникам – пенсионерам, военным, врачам, учителям, чиновникам, и другим категориям граждан. Заодно появился повод в очередной раз поиграть на антизападных настроениях определенной части российского электората.

Благодаря ближневосточному кризису пошла вверх рыночная капитализация многих сырьевых компаний. Exxon Mobil, в частности, вышел на второе место в мире. И, тем не менее, Apple не только остался компанией N1 в мире, но и перешагнул 500 миллиардный рубеж (капитализация Exxon Mobil – около 400 миллиардов).

Интересно другое. Вслед за Exxon по объему рыночной капитализации следуют не Газпром, не Лукойл и даже не British Petroleum и Royal Dutch Shell, а компании Microsoft, General Electric, Intel и Cisco. То есть, из 6 крупнейших компаний мира – только одна из них – Exxon - представляет собой традиционный, индустриально-сырьевой сектор экономики, на который продолжают ориентироваться в своем экономическом развитии не только Россия, но и практически все страны СНГ. Все остальные из этого лидирующего списка – это «хай-тек» компании.

Что же касается Apple, то рынок с нетерпением ждет появления новых моделей i-pad и i-phone. Apple не только удалось создать ряд уникальных продуктов, но и сделать свой брэнд модным и престижным. Даже уход из жизни основателя компании Стива Джобса не смог негативно повлиять на перспективы Apple. По мнению большинства аналитиков, цифра в 500 миллиардов – не предел, и стоимость компании Apple будет продолжать расти. Из 39 биржевых трэйдеров, 37 рекомендуют "покупать" и «активно покупать» акции Apple.

Иными словами, рыночная капитализация этой компании будет продолжать расти.

В такой ситуации казалось бы, что усилия государства - организационные, финансовые и интеллектуальные - необходимо сосредоточить на развитии инновационной экономики или «экономики знаний». Ведь создать Газпром или Лукойл, если у страны нет газа или нефти, нереально. А вот создать условия для возникновения технологического бизнеса может любая страна. Потому как в этом случае главный «природный ресурс» – это люди. И этот ресурс при правильном использовании может быть более эффективным, чем все залежи природного сырья.

Поэтому именно под потребности высокотехнологических отраслей необходимо выстраивать и развивать инфраструктуру. И не только материальную, в виде дорог, зданий, коммуникаций, энергетики.... Это само собой разумеется. Для развития «новой экономики» необходимо наличие современной системы образования, «заточенной» под ее нужды, а также правовые, финансовые, информационные и иные механизмы.

Все эти условия должны создавать среду. Среду, которая бы позволила развиваться прежде всего малому инновационному бизнесу. Среду, при которой молодежь говорила бы о бизнесе, о новых идеях, о том, как бы создать какой-нибудь новый продукт или «замутить» какой-нибудь новый «start up».

Потому как именно из «start up» ов и вырастают компании с мировым именем. Нынешние гиганты современной индустрии информационных технологий – Apple, Yahoo, Google, Hewlett-Packard, YouTube, Amazon и другие – некогда начинали свою работу практически «с нуля», в прямом смысле слова - в гаражах, не имея средств, чтобы арендовать даже самый захудалый офис.

Теперь выручка каждой из этих компаний превышает ВВП Украины, и многократно – Беларуси.

…Чтобы идея воплотилась в продукт, чтобы этот продукт стал массовым, идею на первом этапе необходимо поддержать. Поэтому государство должно оказывать поддержку начинающим компаниям в запуске проекта. Прежде всего, для этого используются технопарки, предоставляющие начинающим компаниям льготную аренду, юридическую помощь и налоговые стимулы.

Но это лишь часть проблемы.

На старте молодые компании не имеют материальных ресурсов; поэтому, не в состоянии получить банковский кредит или коммерческий заём. Поэтому, задача государства - создавать условия, при которых инвестору было бы выгодно вкладывать деньги не только в строительство жилья и объектов розничной торговли, но в молодые технологические компании.

Инвестор не только вкладывает деньги. Он организует и развивает новое предприятие, налаживает его производственный и управленческий потенциал, и помогает вывести на рынок новое изделие.

Такие инвестиции называются венчурными.

Венчурное инвестирование - прямое вложение денежных средств в финансирование разработок и внедрение их в производство. Это вложение осуществляется в уставной капитал предприятий инвесторами на свой риск, без обязательств по уровню доходности и возврату инвестиций.

В Беларуси вкладывать деньги в «start up» невыгодно. В других странах мира для этих целей существует специальное законодательство, разрешающее банкам и крупным промышленным корпорациям передавать определенное количество денег в соответствующие фонды. При этом эти суммы не облагаются налогом.

Венчурное финансирование сегодня стало активным инструментом для развития высокотехнологического бизнеса не только в США и Западной Европе, но и в Индии и в Китае, которые последние несколько десятилетий идут путем активной модернизации. В Индии за год инвестируется венчурных денег в размере 4 миллиардов, в КНР порядка – 3 миллиардов долларов.

В Беларуси и банкам, и государственным предприятиям заниматься такими проектами пока вообще запрещено. Частные компании могут это делать лишь после того, как уплатят с выручки все налоги (в отличие от развитых и успешно развивающихся стран Запада и Востока). То есть венчурным финансированием у нас могут заниматься лишь частные физические лица из личных средств.

Как представляется, пришло время и нам серьезно заняться развитием «экономики знаний». А это невозможно без венчурных инвестиций, без рискового капиталовложения. Потому как инновации предполагают риск. По определению.

Поэтому:

1.Следует законодательно разрешить коммерческим банкам, страховым компаниям и промышленным предприятиям учреждать венчурные фонды, направляя туда часть средств, которые не будут облагаться налогом. При этом можно ограничить размер этих средств, скажем, не более 1 процента с выручки (чтобы рисковали, но не сильно , все-таки венчурное финансирование – это все-таки инвестиции, а не игра в казино).

В состав этих венчурных фондов государство может (и должно) входить миноритарно, чтобы поддерживать финансово их деятельность, но не лезть в процесс управления (история не знает примеров эффективного государственного управления «хай-тек» компаниями). Вместе с тем, государственные средства, инвестируемые в венчурные фонды будут снижать риски частных инвесторов, и играть роль катализатора и агитатора в привлечении частных средств в венчурную индустрию страны.

2. Государство заключает соглашение с правительствами стран, ориентированных на развитие высоких технологий и имеющих соответствующие программы – Сингапура, Израиля, Кореи, Голландии, Ирландии, Финляндии…. В соответствии с этими соглашениями, Беларусь учреждает совместные с этими странами инновационные фонды. Они оказывают финансовую поддержку совместным с этими странами инновационным проектам, например, белорусско-корейским или белорусско-израильским.

Такие фонды – действенный инструмент поддержки эффективных проектов. Они являются определенной гарантией того, что проекты не будут «местечковыми». Чем шире международный охват проектов, чем более широки горизонты, тем больше гарантий технологической новизны проекта и выше его коммерческие перспективы.

3. Повышению привлекательности предпринимательской деятельности в области высокотехнологического бизнеса может послужить широкая пропаганда успехов «start up» ов в средствах массовой информации – на телевидении, радио, в печатных изданиях, в сети Интернет. Надо, чтобы молодежь стремилась в «хай-тек» бизнес, стремилась создавать свои предприятия…

Тогда в Беларуси будет создана соответствующая среда, инновационная экосистема, где молодые, технологически грамотные люди получали бы доступ к источникам средств для реализации своих идей. К этому останется только добавить материальную инфраструктуру в виде возможности получения льготной аренды для начинающих компаний. И тогда к стране придет успех.

Непременно придет…

Как стать "центром Европы"?

Интуитивно мы чувствуем, что география как-то связана с экономическим развитием. Климат, географическое положение, близость к морю, и другие факторы в той или иной степени оказывают влияние на экономическое развитие страны.

Однако из опыта мы также знаем, что экономические точки роста, успешные примеры развития существуют в разных регионах мира. Достаточно вспомнит пример жаркого и влажного климата Сингапура – еще 30 назад в мировой научной политологической мысли считалось практически за аксиому, что в жарком тропическом климате невозможно успешное экономическое развитие.

Или, напротив, можно привести пример успешного развития таких городов как Хельсинки или Торонто. Казалось бы, промозглые, темные и продолжительные зимы должны были бы препятствовать успешному развитию. В свое время это было главным оправданием, почему Россия и другие страны нашего региона в экономическом развитии всегда отставали от государств западной Европы.

На самом деле проблема не в климате, не в географическом положении, не в близости к морям-океанам.

Страну делают люди. И сегодня совсем не важно, где ты находишься географически: на перекрестке морских путей, на «великом шелковом пути» или зажат горами или лесами. При грамотной экономической политике можно нейтрализовать даже полностью враждебное окружение: вспомним, как развивался маленький трехмиллионный Сингапур, имеющий на севере тридцатимиллионную Малайзию, а на юге – двухсотмиллионную Индонезию. Обе эти страны были крайне враждебно настроены к Сингапуру и постоянно угрожали безопасности этого маленького острова.

С развитием транспортного, и особенно воздушного, сообщения и современных коммуникаций, география перестала играть существенную роль. Мир как бы сжался, спрессовался, стал меньше с точки зрения скорости преодоления больших расстояний.

Развитие сегодня зависит не столько от географии и климата, сколько от людей, от их способности сделать свою страну, свой город средоточием неких глобальных интересов, перекрестком, где можно было бы встречаться, общаться, вести дела и взаимодействовать друг с другом. То есть, город должен быть привлекательным местом для жизни, работы и отдыха.

Транспортная доступность страны (и города) перестала играть изначальную роль. Современная авиация дает возможность быстро добраться до мест, которые ранее рассматривались как весьма отдаленные и бесперспективные. Одним из наиболее значимых факторов сегодня (с точки зрения нахождения на неком «географическом перекрестке», будь то «мост между Европой и Азией» или «центр Европы») является… состояния аэропорта и соответствующей авиационной инфраструктуры.

Если городу/стране удается построить современный международный аэропорт, выстроить грамотную транспортную логистику, он превращается в транспортный перекресток. В свое время это удалось сделать Франкфурту, Сингапуру, Гонконгу. Несколько позднее, это получилось у Дубаи, Стамбула, Шанхая.

Знакомство со страной, как известно, начинается именно с аэропорта. От его состояния – как эстетического (внешний вид), так и уровня и качества обслуживания пассажиров судят о состоянии экономического развития всей страны.

Поэтому не случайно, что страны, заинтересованные в привлечении инвестиций и, соответственно, в эффективном экономическом развитии, вкладывают в строительство инфраструктуры аэропорта серьезные средства. Действительно. Если возвести целлюлозно-бумажный комбинат или крупный животноводческий комплекс – они будут иметь лишь местное значение. Более того. Об их существовании будут осведомлены лишь жители района или региона, где данный объект возведен. Не будут они иметь и имиджевого значения – от уровня технологий, скажем, комбината панельного домостроения, вряд ли будут судить обо всей стране.

Если же построить современный аэропорт – об этом будут знать миллионы людей, приезжающие в Беларусь или использующие его для транзита (на сегодняшний день наш аэропорт является одним из самых устаревших и неприспособленных в Европе).

Как правило, задачи, которые мы перед собой ставим, скромны и неамбициозны. В лучшем случае они имеют цель сделать «не хуже, чем другие». Куда более воодушевляющей могла бы быть программа, скажем, сделать свой город самым удобным для проживания, зеленым и ухоженным городом мира! Или программа развитие парковых и иных экологических зон, строительство небольших детских спортивно – развлекательных площадок в городской черте, устранение дорожных пробок, решение проблем парковок, развитие образовательных и технологических территорий и зон…

Или создания лучшего аэропорта в регионе или даже в мире.



Аэропорт Сингапура Чанги - один из лучших аэропортов мира.



Аэропорт, где пограничник не всматривается подозрительно в лицо, видя в каждом потенциального преступника, а угощает прибывших граждан конфетами(!)



Аэропорт и дорога от него – это лучшая государственная инвестиция, которую только можно сделать. В аэропорту должны быть созданы условия для отдыха пассажиров, восстановления сил после перелета, возможности для работы. В аэропорту должна быть гостиница, комнаты отдыха, душевые, плавательный бассейн, сауна, тренировочный зал и бизнес-центр. Там должны быть детские комнаты с развлекательными аттракционами и образовательными играми и т.п.



В аэтопорту города Хельсинки вы можете принять сауну и поплавать в бассейне.

Но этого мало. Важно обеспечить быстрое прохождение пассажиров через таможенные и иммиграционные службы, получение багажа и проезд в город. Именно аэропорт, а также его службы - пограничники и таможенники – формируют образ страны. Именно от их работы зависит готовность инвестора вкладывать в страну деньги.

Понятно, чтобы построить такой аэропорт нужно время. В Сингапуре лучший в мире аэропорт построили за 6 лет; в то время страна была одной из самых бедных в мире. Сегодня – одна из самых богатых.

А вот поменять административные процедуры можно быстро. И это не требует никаких затрат. Для этого надо лишь изменить отношение, уйти от практики административного «чистилища» пассажиров к политике оказания людям помощи:



Аэропорт в Дубаи. Максимальная скорость прохождения границы и таможни составляет в этом городе 3 минуты. Государство специальное внимание уделяло решению этой административной проблемы.



При этом работа таможенников вообще не видна. Зато видна одна из самых больших в мире Duty-free zone - своеобразная выставка достижений мировой потребительской экономики.

1. Пограничники должны стать вежливыми и приветливыми к иностранным приезжим и к своим гражданам, возвращающимся домой. Они не должны всматриваться подозрительно в лицо каждого приезжающего и демонстративно исследовать каждый паспорт. Наш человек, гражданин Беларуси должен чувствовать, что ему рады, что он вернулся домой. Иностранец же должен ощущать, что ему рады как своему личному гостю.

2. Таможенники не должны «досматривать с пристрастием» пассажиров, пропуская через рентген практически каждый предмет личного багажа… Их работу вообще должно быть не видно. Проверять они должны лишь тех, кто приезжает с большими тюками, сверх нормы провоза багажа. И так, чтобы их работа была не заметна другим.

В одном из аэропортов мира я видел, как перед паспортным контролем висели портреты с именами и телефонами начальников пограничной и таможенной служб. Там же содержалось их совместное обращение к иностранным туристам и своим гражданам обращаться к ним, если они столкнутся с фактами бюрократизма и волокиты. И они же предлагали как иностранным гостям, так и своим гражданам обращаться к ним с предложением, как и где можно улучшить качество их обслуживания! Такое надо было бы сделать и нам! Причем незамедлительно! Это так здорово, если бы мы все знали имена ответственных чиновников аэропорта и знали с кого спросить за качество работы его подчиненных! Уверен, только это могло бы повысить качество работы всех служб аэропорта.



Именно таким спроектировал аэропорт города Куала-Лумпур великий малайзийский модернизатор доктор Махатхир Мохамад, который за 20 лет руководства страной вывел ее из разряда самых отсталых стран мира в число одной из наиболее передовых и динамично развивающихся.



Гостеприимство со стороны официальных лиц – основа государственной политики для стран, желающих привлекать иностранные инвестиции и развивать въездной туризм. Служащие должны вести себя так, чтобы гость захотел вновь приехать в страну, и вкладывать в ее экономику деньги.

Другим, не менее важным, ее аспектом является уважение государственных служащих к своим гражданам. На самом деле, людям важно, чтобы власти относились к ним доброжелательно, а не проверяли каждый паспорт «на свет». В конце концов, они возвращаются домой и хотели бы, чтобы их встречали не как потенциальных нарушителей, а как своих родных соотечественников.

Конечно, все эти усилия должны сопровождаться изменением визовой политики. Минск с точки зрения туризма ненамного более привлекателен, чем Киев, Стамбул, или Тбилиси. Почему мы думаем, что немец или англичанин должен выбрать именно Минск, заплатив за право посетить нашу столицу самую высокую пошлину в мире?

Как известно, визовые ограничения преследуют в качестве основной цели регулирования рынка труда и ограничение возможности проникновения преступных группировок. Когда Великобритания устанавливает визовый режим в отношении Албании, то делается это для того, чтобы албанцы не проникали бесконтрольно на территорию этой страны в целях поиска работы.

Сегодня пока сложно представить, чтобы в Минск или Жодино приехал англичанин или француз для того чтобы на конвейере Минского автомобильного завода или БелАЗа вытеснить белоруса рабочего места, отняв у него таким образом, рабочее место. Не менее сложно представить себе гражданку Германии или Швеции, которая отобрала бы у белорусской девушки место официантки в каком-нибудь «Раковском Броваре».

И уж весьма сложно представить себе голландца, который мечтал бы получить себе место строительного рабочего на одной из белорусских новостроек, но, не выдержав конкуренции на рынке труда, был вынужден в целях выживания промышлять мелким воровством где-нибудь на улице Ленинской в городе Могилеве…

Поэтому вполне можно было бы позаимствовать опыт ряда стран, которые упрощенный визовый режим ввели в отношении граждан стран, имеющий средний уровень доходов, превышающий, скажем, 10 тысяч евро в год. Для граждан этих стран можно было бы установить консульский сбор в аэропорту в размере, скажем, 20 долларов.

Развитие современных информационных технологий позволяет сегодня переходить на электронную форму подачи документов. Если, например, уровень развития страны от 5 до 10 тысяч долларов, то граждане этих стран имеют возможность подавать документы в режиме онлайн заявления с уплатой соответствующего консульского сбора.

Для остальных государств, уровень жизни которых в настоящий момент невысок, и из которых есть опасность массовой миграции, остается прежний уровень подачи заявлений с обязательным собеседованием у белорусского консульского работника.



Аэропорт Сеула - столица еще одной страны, сумевшей вырваться в разряд наиболее развитых стран мира.

P.S. Когда географы занимаются наукой, они не ищут новые земли. Все земли уже открыты и найдены. Если мы хотим догнать по уровню своего экономического развития самые передовые страны мира – нам не нужно изобретать велосипед. Нам надо лишь посмотреть на наш Земной шар и применить самый лучший мировой опыт… В этом смысл эффективной модернизации.

Белорусский флаг в деловом центре Америки!

Сегодня, мы подвели итоги деятельности Парка высоких технологий в 2011 году. И сегодня же первый и самый крупный резидент Парка высоких технологий компания ЕРАМ осуществила выход на фондовый рынок США – на NASDAQ.

Белорусский флаг впервые за всю историю суверенной Беларуси стал развиваться в деловом центре Америки, на Уолл-Стрит, на здании Нью-Йоркской фондовой биржи.



Организаторами размещения акций EPAM выступили крупнейшие банки и инвестиционные фонды – Citigroup (США), UBS Investment Bank (Швейцария), Barclays Capital (Великобритания) и "Ренессанс Капитал" (Россия).

За первый час торгов акции компании выросли в цене на 20% – с $12 до $14,4. Поздравляем команду ЕРАМ!

Что касается итогов деятельности всего ПВТ, то он продолжает радовать. Я горжусь нашими директорами, молодыми, энергичными, образованными, креативными, владеющими иностранными языками. Я горжусь нашими программистами, которые из года в год совершенствуются профессионально, растут управленчески и организационно. Им становятся по плечу самые сложные технические задачи. Они смогли завоевать репутацию одних из лучших разработчиков компьютерных программ в мире.

И их число постоянно растет.

В Парке высоких технологий в качестве резидентов насчитывается уже 106 компаний. Общее количество работников, занятых на предприятиях почти достигло 12 тысяч. В 2011 году был самый большой рост численности ПВТ с момента его создания, было создано 2267 новых рабочих мест.

Для кого-то это просто абстрактные цифры. Но это не цифры – это люди, которые являются подлинной движущей силой развития ПВТ, да и всей ИТ - отрасли Беларуси.

В будущем, я уверен, именно они будут определять лицо «новой экономики» нашей страны.

Именно благодаря их работе экспорт ПВТ растет из года в год высокими темпами, о которых я в момент создания Парка, честно признаюсь, не мог и мечтать. В 2011 году он увеличился по сравнению с 2010-м на 34% и составил $215 млн. Это деньги, которые заработаны исключительно умом, интеллектом наших программистов и людей, организующих их деятельность и условия работы. И это деньги, которые заработаны на самых престижных, самых сложных сегментах мирового рынка – рынка высоких технологий. Потребителями белорусского программного обеспечения сегодня выступают заказчики из 52 стран мира, в том числе США, Германии, Великобритании, России, Австралии, Сингапура…

А ведь в 2005 году, пока еще не была Парка высоких технологий, весь экспорт компьютерных программ из Республики Беларусь составлял 12,5 миллионов долларов США. То есть в 2011 году только ПВТ поставил на экспорт почти в 20 раз больше, чем в 2005 году экспортировала вся страна.

С момента создания Парк высоких технологий в июне 2006 года прошло пять с половиной лет. За время своего существования ПВТ заработал более 800 миллионов долларов! В 2012 мы наверняка преодолеем миллиардный рубеж!

Минск: город-сад или город-коммуналка?

Архитекторы послевоенного Минска спланировали город и удобно, и красиво. Таким, как они его себе представляли в воображении – идеальным местом для работы, жизни и отдыха. С тех пор прошло совсем немного времени, но традиции градостроительства уже практически утеряны. Развитие Минска идет путем так называемой «точечной застройки», без концепции, без генерального плана. Причем везде.

В результате постоянного «уплотнения» в городе резко обострилась проблема с парковками. Но вместо того, чтобы решать эту проблему за счет строительства плоскостных парковок и паркингов, в Минске продолжается строительство новых жилых домов. Это строительство идет в нарушение ранее разработанных планов и стандартов. В результате дети играют в мяч среди припаркованных где попало машин. Машины, к слову, ставят где придется – в том числе на тротуарах и зеленых газонах.

Это кстати, сильно вредит инвестиционной привлекательности Минска. Представьте себе – вы построили дом, с видом на парковую зону и рядом с детской игровой площадкой. Вы как бы заплатили за этот вид на зеленую зону и за возможность для ваших детей играть в мяч на спортивной площадке.

Но вскоре, вы видите, как на месте скверика городские власти дали разрешение на строительство, скажем, жилого 17-ти этажного дома. А вскоре и на месте детской площадки начинается строительство другого жилого (панельного) дома. Таким образом, вас как инвестора, обманули или, говоря жаргонным языком, «кинули».

Приведем лишь один пример. В Первомайском микрорайоне, в районе улиц Сурганова, Черного и Якуба Колоса за счет возведения новых высотных жилых домов застройка «уплотнилась», по крайней мере, в 5 раз.

То же самое – в районе улиц Парниковая и Филимонова, где были проигнорированы многочисленные обращения граждан не проводить строительство на месте зеленых зон. Такая же ситуация в Уручье. Это характерно для всех районов города Минска. Жилые дома возводятся на месте спортивных и детских площадок, парковых зон и зон отдыха.



На данной схеме видно, что архитектура представленного квартала первоначально соответствовала традициям европейского градостроения, основы которого были заложены еще в итальянской Флоренции, откуда началась эпоха Возрождения. Дома располагаются по периметру квартала, вдоль улиц. Дома невысокие, преимущественно пятиэтажные. Внутри квартала находятся вспомогательные технические постройки, в которых располагаются различные городские службы. Там же внутри квартала находятся садик или школа, а также спортивные площадки, детские игровые площадки, скверики, парки и места для парковки автомобилей.

На схеме видно, что в результате «точечной» застройки полностью уничтожена инфраструктура для нормального комфортного проживания жителей данного района. Ни спортивных площадок, ни мест для детских игр, ни сквериков, ни парков в этом квартале больше нет. Красным выделена застройка в нарушение разработанного генплана.


В результате в столице Беларуси возник еще один «феномен» - заторы на дорогах. Причина все та же – уплотнение застройки, которая увеличивает концентрацию транспорта в центральных районах города.

Что необходимо сегодня сделать для того, чтобы Минск развивался так, как развиваются лучшие города мира?

1) законодательно запретить вести застройку Минска без генерального плана, методом «уплотнения». Причем как можно быстрее.

Законодательный запрет – единственная возможность в данной ситуации. Ведь слишком высока цена вопроса при строительстве в центральной части города, слишком велик соблазн. В такой ситуации интересы горожан уходят на второй-третий план. Не будем объяснять, почему и как это происходит, все прекрасно известно и так. В результате город развивается хаотично, без плана, без концепции.

2) принять программу строительства и возведения паркингов и плоскостных стоянок. Эту программу надо принимать немедленно, так как вскоре не останется места не только для детских спортивных площадок и сквериков для прогулок и отдыха, но и элементарно мест для стоянок автомобилей.

Какой нормальный человек захочет жить в городе с такой инфраструктурой?

Надо уважать наших людей. Тех, кто хочет жить, работать и воспитывать своих детей в городе Минске. И, в конце концов - передать молодым минчанам город, построенный не по принципу коммуналки или барака, а в соответствии с самыми высокими стандартами жизни, работы и отдыха.



Как видим, даже плоскостные парковки не портят общего вида города. Зато гражданам очень удобно. Жителям этого города очень повезло с мэром (это, кстати, была женщина). Она смогла сделать его очень комфортным местом для проживания, работы и отдыха своих граждан и удобным для туристов.

Напоминает ли это минские парковки?






Продолжение следует.

Минск: будет ли город-сад?

Для развития, особенно инновационного развития, нужна мечта. Нужен план, большой проект, «образ будущего» Без видения направления развития общества, без романтической сверхзадачи нет перспективы, нет развития, нет ориентира. Как для корабля, пункт назначения которого неизвестен, нет попутного ветра….

Мне, как, наверное, большинству столичных жителей, хотелось бы видеть город Минск не провинциальной европейской столицей, а городом международного значения. Поэтому несколько статей мы посвятим нашему городу, его перспективам, его будущему. А заодно и попытаемся выявить все проблемы, которые, если их не решать, могут отбросить наш Минск в число второразрядных городов стран «третьего мира».

Конечно, и Гомель, и Могилев, и Гродно, и Витебск, и Брест, и другие белорусские города также должны иметь свое развитие, свое лицо, свои точки притяжения. Но Минск – столица, по которой судят обо всей стране. Именно на основании впечатлений от Минска формируется представление о Беларуси в целом.

Есть города, которыми восхищаются во всем мире. Барселона, Париж, Лондон, Мюнхен, Шанхай, Сингапур…

И не напрасно. Потому как многие поколения их граждан/горожан вкладывали свою душу в то, чтобы их город был идеальным местом для работы и жизни. И эти традиции поддерживают и нынешние поколения; они относятся к своим городам так, как это было завещано предыдущими поколениями – со вкусом и любовью.

Поэтому неудивительно, что в таких городах многие мечтают жить. Или хотя бы посетить в качестве туриста, оставив там заработанные в свой стране деньги. Это как бы плата за то, как сами горожане относятся к своему городу - месту своего проживания. И может совсем не случайно, что мы даже болеем за их спортивные клубы, которые не имеют никакого отношения к нашей стране. Barcelona, Real Madrid, Bayer Munchen, etc. Бывая в этих городах, люди отдают немалые деньги, чтобы посмотреть какой-нибудь матч двух местных команд, например Manchester United versus Manchester City.

Конечно, у Минска нет такой истории, как у Мадрида или Парижа. Но с другой стороны его история куда богаче, чем история, скажем, Сингапура, в который сегодня стремятся люди со всего мира. В 60-70-х годах прошлого века в Минске возник по-своему уникальный градостроительный комплекс, целостный ансамбль, который в архитекторе послевоенного времени виделся как «город будущего». Минск предстал тогда в воображении как современный город с открытыми пространствами, зеленью, широкими проспектами, с величественными, хотя и невысокими зданиями и с низкой плотностью застройки. Одним словом - идеальное место для жизни человека.

В настоящее время, к сожалению, начался процесс разрушения цельного архитектурного памятника советской эпохи. То тут, то там появляются небоскребы из стекла и бетона, которые разрушают аутентичность нашего города. И появляются они не в отдельных, специально отведенных местах, а прямо в структуре послевоенного Минска. Но дело не только в этом.

Город развивается сегодня без концепции, без генерального плана. В результате так называемой «точечной застройки» на месте парковых зон, детских и спортивных площадок, городских сквериков возникают жилые дома, разрешение на строительства которых даются в нарушение ранее разработанных планов и стандартов. В результате резко обострилась проблема с парковками и трафиком...

Поэтому пришло, наконец, время задуматься: каким мы хотим себе представить наш город через 10-15 лет? Каким мы хотим видеть нашу столицу в ближайшем будущем, и каким мы хотим ее завещать будущим поколениям минчан?

Вопрос не праздный. В 2011 году, впервые за историю, большинство людей в мире стали проживать в городах. К 2050 году около 70 центов жителей земли будут горожанами.

Различные страны мира пытаются включиться в этот процесс - всеобщей урбанизации и глобализации.

Соответственно, увеличивается и конкуренция между городами не столько внутри одной страны или даже региона, но и на глобальном уровне. Города конкурируют за то, чтобы привлечь к себе как можно больше иностранных гостей, туристов, которые, как правило, являются людьми состоятельными и готовыми тратить в стране деньги.

В прошлом году нашу страну посетило 750 тысяч иностранцев, что в 70 раз меньше, чем Чехию. Хотя она имеет такое же количество населения, и, как и Беларусь, не имеет выхода к морю. Даже небольшую соседнюю с нами Литву посещает ежегодно около 4 миллионов иностранных туристов.

Каждый турист – это в среднем 500 долларов, оставленных в стране. 4 миллиона туристов в Литве - это порядка двух миллиардов долларов дохода; будь по этому показателю Беларусь как Литва, то мы могли бы рассчитывать на 6 миллиардов долларов в год – то есть примерно столько, сколько платит Беларусь за энергоносители.


Но дело не столько в туристах. Необходимо удерживать в своей стране наиболее способных своих граждан и создавать условия для привлечения в страну для работы и проживания умных, толковых, предприимчивых людей со стран региона и мира. Именно такие люди - предпосылка процветания современных городов…

Но, в конце концов, Минск - для нас, минчан, да и для всех граждан Беларуси. Если мы будем гордиться своей столицей, любить ее, то к нам с уважением начнут относиться и другие. Поэтому выстраивать город надо под себя, под самые высокие стандарты работы и проживания. И тогда к нам потянуться другие...

Что для этого надо сделать? Продолжение следует.